Туманный Бог. Foggy God

In sense of that the mountaineering gives to mankind, the basic questions are a survival in difficult conditions, morally-strong-willed limits, and knowledge of new territories. All it are realised by sportsmen because the usual "excursion" mountaineering does not assume extreme conditions, and - accordingly - rigid preparation is more often. That is, the mountaineering, has the "moral" right to existence, basically, at the expense of risk, work and imagination of a small amount of people. Thus, that from the point of view of the inhabitant they do not keep within usual concepts, and even look "morons". In this aspect to live very difficultly because you feel not a society part, and opposed to it.
Nevertheless, thirst of victories and aspiration to express all by own strength always found the judges. Whether accidents, laws resulted people in sports mountaineering … but invariably left, that on the general background of general well-being and - a little languid, is final - but, apparently, such pleasant beauty there was someone to whom of it was insufficiently. And then began «unlimit», not keeping within habitual frameworks.
We climbed with Boris Dedeshko some difficult routes since two years. He is fanatic and looking for aim. He became good technically and taking enough experience on hi-altitude – Khan-Tengri, Makalu, Eight-wemen-climbers peak… And we were friends. Happened that we situated in Nepal, thinking to use sponsors money for our incredible dream. «Newtech» and «Kazakhstan-kagazy» supported this expedition.

Into the hearty Khumbu valley we took acclimatization – by simple slopes till 5800 meters. Was one friend painter Andrey Starkov for trekking, and we had interest to discover this nice region. During this time our cook Mingma, that spend many Himalayan expeditions with me already, went to establish our Base Camp in Gokio area. Throw the passes Boris and me come on Fifth lake nea Ngozumba glacier. At our arriving in 15 of April till bottom of Cho-Oyu was everything ready for expedition start.
Me and Boris didn’t like to touch our planning route, and went out for acclimatization on Ngozumba-Kang slopes. Approached in 5 days throw ice-falls we reached 7100 meters. Spend night there and descended. It was a serious system of USSR mountaineering school.
Our team searched way to the Cho-Oyu SE Face bottom during one and half week, rested, and 09 of may started for main aim. Was for 5 days meals only. Way down we planned to act by Austrian route of 78 on East slope.
Our tent had half of normal weight. Inner part and 2 tubes only – despite cover and 4 tuves as usual. After night on 5200 Boris and me went for climb at deep darkness. Beginning of route happened on 5600, followed rocky part not extreme till 5800. The choose for line was very carefully and directly. Because were some overhanging ice-falls above the face, and any strike had chance to kick us. Fresh snow flowed by vintages. During the ascents and nights on low rocky part avalanches and stones felt very close (2-3 meters out) some times.

Ascend was with two 9mm ropes. Began rocky bastions after easy rocks. Was possible to climb thin gummy shoes sometime, but was necessary to climb in «Spantik» with crampons also. Turning by ice couloirs. In this day we reached overhanging belt of rocks, stopped on 6100. Was night on little plate – we just sit. At early morning continued climb deeply into the fog.
On that 80-m part was artificial ascent by rocky pitons mostly. After border we passed some ice slopes and couloirs till 6600. And in serack protection under the icy rige we stopped for night on good place.
The morning was wonderful. We went up seriously by ice ribs till 6900, but arrived clouds at that moment from west. Bad weather begunst. Totally is possible to count 2009 spring as extremely worst of last years in Himalayas. Everyday’s snowfalls with rear storms on 2-3 days were in change for contrast. Glamoura and clear periods lengthen at 4-5 days, after that fallowed strike of typhoon for same time.
On this afternoon we reached 7100. Could be better to forget that I crossed the snow-pillows breathing by fear. But god blessed me. The tent we put under the little bergshrund. Were flowing some huge avalanches above us during the night, that we checked by volume and ice-shake under the materasses.

The morning changed nothing for weather condition. But we catch to rocks under protection of bergshrund, following right-up. By rocky rib we eleveate on 7300 and traversed left successfully under the serac belt. Has carried, that fresh avalanches did not keep on this steepness, have stamped snow over rocks and ice, and instead of technical and physical work we have passed rather simply. Though in one of the moments from under me the half-metre avalanche has descended, having knocked down Boris standing on the self-insurance. But bypassing ice overhangs it was necessary to work under the full program. Snow sometimes was on a belt, and gained affinity of ice walls for which it was possible to be insured. To approach of twilight we have reached heights of 7600 meters, having again dug under a low bergschrund.
By then has come it is time to change tactics and a line of a route of an ascension. At developed difficult snow conditions descent on the Austrian way was not represented possible. Besides, the independent route planned completely on a wall withdrew to the left in dangerous кулуар. Therefore we have made decision to go upwards on ЮВ an edge where there passed a route of Poles, and to go down on a lifting way.

On the night of May, 11-th the bad weather has ceased. But it was all the same terribly cold and terrible. Only before a dawn we have dared to leave tent about 4 o'clock in the morning, and on a diagonal, being insured for rocks and ice exposures under them, have moved to the right-upwards. From iron there were some delays, the complete set of bookmarks and the friend, 6 ледобуров. Has again carried, that for the last day fresh snow descended powerful avalanches, and the bottom layer was more rigid, but sometimes on snow-pillows or at traverse branches couloir we buried on a belt. Hours per 09 mornings we have turned, and have got out on an edge more to the left кулуара, and then through two simple rocky walls have reached at height about 7950 m ЮВ of the "Polish" crest. On turn I have dared to leave a backpack, having thrust it during snow for orientation. The way represented a series snow-pates between wide pillows chubbys. The insurance, basically, carried out on ice hammers, sometimes on ice-crew, being driven in snow. Rushed upwards rather slowly though have impudently, strongly got tired, therefore were insured not always reliably enough, but has managed. Weather was disgusting - a breeze and tiresome snow, a dense fog. Were guided by a characteristic rocky tower-horn more to the left of lifting. It, more likely, was guessed. On the right exits of rocks and seracs edges of a topmost plateau at times cleared up. Before abrupt launch in a final trench where has met especially avalanche-dangerouse a site, thought to be developed. Besides, there came darkness. However, the obstinacy and a rage have prevailed.
The snow put by the western wind, has collected on east slopes. Therefore to plough it was necessary on a belt - only on a finishing site, meters for two hundred to top on its crest became only knee-deep. And at 20.10 we have reached topmost plateau Cho-Ojju. The crest has passed in expansion, the slope was bent, and the plateau in other party, to Tibet was designated. Having made some photos, we have gone downwards.

Because of dig out a track the way was traced accurately enough. Besides, on turn 7950 my backpack laid. On rocks have gone down without problems, and approximately at 00.30 have come to tent on 7600.
The early morning exit has not turned out because of a strong snowfall. Have decided to wait. But tent has started to fall asleep avalanches, to "squeeze out" from under overhanging blocks a bergschrund. Few times fell asleep completely. About 8 o'clock in the morning suddenly in the east in an overcast hole have seemed the Everest and Lhotse. Have decided to try to break more low though the bad weather again leant. It has again appeared, that fresh snow has descended avalanches, and we had time to slip quickly the most dangerous piece under a belt seracs. Only in one place at descent on a cord from under Boris has taken off whether an ice piece, whether a stone, and it is strong breaked to me a head.
This night Boris and I have spent in an ice cave under the bergshrund. The snowfall proceeded. Avalanches descended around, with a terrible roar something fell, all is at times flew through a bergschrund, dousing tent a dust. From products there was only a tea and gramms hundred smoked a horse-flesh.
In the next morning the history has repeated. About 08 hours on half an hour has appeared the sun, and we have risked to continue descent. Ropelled on 25 metres on a dual cord. On Boris, going down the first, two avalanches have descended, and it dangled in them as fish on a hook. It is good, that drills have been twisted in reliable ice, and maintained loading. By 17 o'clock we have gone down on 6600, and suddenly weather became crystal-clear, all has around changed, became similar to a fairy tale. The Everest has in the distance opened, became terribly cold.
At the morning, having had a drink waters, we have continued descent. For the first time after five days it became warm - the sun heated. On ice walls went down through overhang. On rocks too to a wall got with a swing on a cord. To darkness have gone down on a glacier, and having strayed, have stopped on spending the night. This evening gas has ended.

For other day, failing in snow-covered holes on moren, winding between thawed snow pools, not in forces to get drunk, we for 6 hours have lowered in Base. Fortunately, cooks whom we have told to leave in a valley in ten days of our absence, could sustain eleven. And the Base was on a place. And next morning yaks have come, and having organised a caravan, we have gone downwards. In settlement Gokio Nepaleses suited to us the present holiday, treating, asking, trying to encourage … It there was a pleasure which we could perceive only with the big work - so were got tired. Second time in a life to me was possible to clasp the hip fingers - have lost with Boris of kgs on 10 weights.
From the bottom of the heart I thank sponsors of this ascension! «Newtech» and «Kazakhstan Кагазы». Thanks to joint efforts it has turned out to pass a new superdifficult route on a wall of one of the highest tops of the world. Besides, as the sportsman I has executed the program of ascensions on the highest tops of the world - fourteen above 8000 metres.

В смысле того, что альпинизм дает человечеству, основными вопросами являются выживание в сложных условиях, морально-волевые пределы, и познание новых территорий. Все это чаще реализуют спортсмены, потому что обычный «экскурсионный» альпинизм не предполагает экстремальных условий, и – соответственно – жесткой подготовки. То есть, альпинизм, имеет «моральное» право на существование, в основном, за счет риска, труда и воображения небольшого количества людей.При том, что с точки зрения обывателя они не укладываются в обычные понятия, и даже выглядят «отморозками». В этом аспекте жить очень трудно, потому что чувствуешь себя не частью общества, а противопоставленным ему.
Тем не менее, жажда побед и стремление все выразить своими силами всегда находили своих ценителей. Случайности ли, закономерности приводили людей в спортивный альпинизм… но неизменно выходило, что на общем фоне всеобщего благополучия и – несколько вялой, конечно – но, казалось бы, такой приятной красоты находился кто-то, кому этого было недостаточно. И тогда начинался «беспредел», не укладывавшийся в привычные рамки.
С Борисом Дедешко мы ходим сложные маршруты уже около двух лет. Он очень оказался на редкость увлеченным альпинизмом, и зацикленным на результат. Кроме технической подготовки получилось у него набрать и достаточный опыт на высоте – Хан-Тенгри, Макалу, Восьми Альпинисток. Да и сдружились мы. В общем, вышло так, что в начале апреля оба оказались в Непале, думая, как толково воспользоваться деньгами спонсоров - компаний «NewTech» и «Казахстан Кагазы» для планировавшегося апофеоза.

Акклиматизацию мы набирали в районе Кхумбу – сперва в треккинге, найдя простой подъем по осыпям до высоты 5800 метров. Кроме того, с нами был художник Андрей Старков, и хотелось пройтись по этому красивому району, осмотреть его. В это время шерп-повар Мингма, который был со мной в нескольких Гималайских экспедициях, отправился устанавливать Базу в ущелье Гокио. Когда Борис и я 15 апреля прибыли к подножию Чо-Ойю, дав приличный круг по перевалам, все было готово для работы экспедиции.
Трогать маршрут до начала восхождения мы не хотели, и отправились на акклиматизацию к склонам вершины Нгозумба-Канг. Там, попетляв в ледопадах, за пять дней мы достигли высоты 7100 метров, и после ночевки спустились вниз. Схема была отработана давно и не нами.
Через полторы недели, разведав подход к Юго-Восточной стене Чо-Ойю, поболев, отдохнув, 06 мая наша двойка вышла из Базы на штурм основной цели. Продуктов взяли на 5 дней подъема и день спуска, рассчитывая уйти вниз по австрийскому маршруту 78-го года на восточном склоне.

От палатки на маршрут мы взяли только половину - внутренник с двумя стойками вместо четырех. После ночевки у подножия на высоте 5300 метров глубокой ночью мы начали подъем. Основание маршрута лежало на 5600, и вверх уводили скальные «кураи», где мы шли с одновременной страховкой на 5800. Вообще, линию движения пришлось выбирать и рассчитывать очень строго. Ибо вверху нависало несколько ледопадов, любой удар которых мог задеть и нас. Свежий послеобеденный снег тоже не держался, слетая пылевидными вихрями. При подъеме и ночевке на нижней скальной части лавины и камни несколько раз пролетели в 2-3 метрах рядом.
Работали на двух 9мм веревках. После простых скал начались бастионы. Лезть иногда удавалось в скальных туфлях, но часто приходилось в кошках, попетляли и по ледовым кулуарам. В этот день удалось выйти только под нависавший пояс, где на высоте 6100 метров остановились на ночевку. Полусидя провели ночь, и утром в полумраке и тумане продолжили подъем.

Нависание продолжалось метров 80, и работать пришлось в основном на ИТО. За краем оказалась серия ледовых досок и желобов, по которым в усилившемся снегопаде достигли высоты 6600 метров. Здесь под прикрытием серака у начала ледового серпа установили палатку.
Утро было прекрасным. По серии ледовых гребней мы уверенно набрали высоту примерно до 6900, когда с запада навалилась мощная непогода. В целом, отмечу, сезон 2009 года по погодным характеристикам отличался от принятых в Гималаях норм. Вместо ежедневных послеобеденных снегопадов с редкими непродолжительными штормами на 2-3 дня погода била контрастностью. Гламурные и ясные периоды затягивались на 4-5 дней, после чего следовал удар циклона на такое же время.
В этот день мы выбрались на 7100. Как я проходил дышавшие страхом снежные подушки, лучше не вспоминать. Но обошлось. Палатку втиснули под небольшой бергшрунд. Ночью через нас несколько раз перелетали мощные лавины, которые отслеживались по гулу и дрожанию льда под кариматами.

Утро не принесло улучшения в погоде, но под прикрытием этого бергшрунда, косо уводившего вправо-вверх, удалось зацепиться за скальные грядки. По ним поднялись до 7300, откуда удалось траверсировать влево под пояс сераков. Повезло, что свежие лавины не держались на этой крутизне, утрамбовали снег над скалами и льдом, и вместо технической и физической работы мы прошли сравнительно просто. Хоть в один из моментов из-под меня сошла полуметровая лавина, сбив с ног стоявшего на самостраховке Бориса. Зато в обход ледовых нависаний пришлось поработать по полной программе. Снега иной раз было по пояс, и выручала близость ледовых стенок, за которые можно было страховаться. К наступлению сумерек мы достигли высоты 7600 метров, снова закопавшись под невысокий бергшрунд.
К тому времени настала пора менять тактику и линию маршрута восхождения. При сложившейся сложной снежной обстановке спуск по австрийскому пути не представлялся возможным. К тому же, планировавшийся полностью самостоятельный маршрут по стене уводил влево в опасный кулуар. Поэтому мы приняли решение идти вверх на ЮВ ребро, где проходил маршрут поляков, а спускаться по пути подъема.

В ночь на 11 мая непогода поутихла. Но все равно было жутко холодно и страшно. Только перед рассветом мы решились покинуть палатку около 4 часов утра, и по диагонали, страхуясь за скалы и ледовые обнажения под ними, двинулись вправо-вверх. Из железа были несколько оттяжек, комплект закладок и френд, 6 ледобуров. Снова повезло, что за предыдущий день свежий снег сходил мощными лавинами, а нижний слой был более жестким, но иногда на переметах или при траверсах ответвлений кулуара мы зарывались по пояс. Часов в 09 утра мы повернули, и выбрались на ребро левее кулуара, а затем через две простые скальные стенки достигли на высоте около 7950 м ЮВ «польского» гребня. На повороте я решился оставить рюкзак, воткнув его в снег для ориентировки. Путь представлял собой серию надувов между широкими подушками пухляка. Страховку, в основном, осуществляли на ледовых молотках, иногда на ледобуре, вкапываясь в снег. Перли вверх сравнительно медленно, хоть и нагло, сильно устали, поэтому страховались не всегда достаточно надежно, но обошлось. Погода была отвратительная – легкий ветер и нудный снег, густой туман. Ориентировались на характерную скальную башню-рог левее подъема. Она, скорее, угадывалась. Справа порой прояснялись выходы скал и сераки края вершинного плато. Перед крутым взлетом в заключительный желоб, где встретился особо лавиноопасный участок, думали развернуться. К тому же, наступала темнота. Однако, возобладали упрямство и злость.
Снег, наносимый западным ветром, накопился на восточных склонах. Поэтому пахать пришлось по пояс – только на завершающем участке, метров за двести до вершины на гребне его стало лишь по колено. И в 20.10 мы достигли вершинного плато Чо-Ойю. Гребень перешел в расширение, склон перегнулся, и обозначилось плато в другую сторону, в Тибет. Сделав несколько фотографий, мы пошли вниз.

Из-за пропаханной колеи путь отслеживался достаточно четко. К тому же, на повороте 7950 лежал мой рюкзак. По скалам спустились без проблем, и примерно в 00.30 пришли к палатке на 7600.
Ранний утренний выход не получился из-за сильного снегопада. Решили переждать. Но палатку начало засыпать лавинами, «выдавливать» из-под нависания бергшрунда. Пару раз засыпало полностью. Около 8 часов утра внезапно на востоке в дырке облачности показались Эверест и Лхотзе. Решили попытаться прорываться ниже, хоть снова наваливалась непогода. Опять оказалось, что свежий снег сошел лавинами, и мы успели быстро проскочить самый опасный кусок под поясом сераков. Только в одном месте при спуске по веревке из-под Бориса вылетел то ли кусок льда, то ли камень, и сильно расшиб мне голову.
Эту ночь Борис и я провели в ледовой пещере под бергшрундом. Снегопад продолжался. Лавины сходили кругом, со страшным грохотом что-то рушилось, все это порой перелетало через бергшрунд, обдавая палатку пылью. Из продуктов остался только чай и граммов сто вяленой конины.
Следующим утром история повторилась. Около 08 часов на полчаса проглянуло солнце, и мы рискнули продолжить спуск. Дюльферяли по 25 метров на сдвоенной веревке. На Бориса, спускавшегося первым, сошли две лавины, и он болтался в них как рыба на крючке. Хорошо, что буры были вкручены в надежный лед, и выдерживали нагрузку. К 17 часам мы спустились на 6600, и внезапно погода стала кристально чистой, все вокруг преобразилось, стало похоже на сказку. Вдали открылся Эверест, стало жутко холодно. Утром, попив воды, мы продолжили спуск. Впервые после пяти дней стало тепло – солнце грело. По ледовым стенкам спускались через нависания. На скалах тоже до стены доставали с раскачкой на веревке. К темноте спустились на ледник, и поплутав, остановились на ночевку. В этот вечер закончился газ.
На другой день, проваливаясь в заснеженные ямы на мореных, петляя между лужами талой воды, не в силах напиться, мы за 6 часов спустили в Базу. К счастью, повара, которым мы сказали уходить в долину через десять дней нашего отсутствия, смогли выдержать одиннадцать. И База была на месте. А наутро пришли яки, и организовав караван, мы отправились вниз. В поселке Гокио непальцы устроили нам настоящий праздник, угощая, расспрашивая, стараясь подбодрить… Это была радость, которую мы могли воспринимать только с большим трудом – настолько были уставшие. Второй раз в жизни мне удалось обхватить свое бедро пальцами – потеряли с Борисом килограммов по 10 веса.
От всей души благодарю спонсоров этого восхождения! «Newtech» и «Казахстан Кагазы». Благодаря совместным усилиям получилось пройти новый суперсложный маршрут по стене одной из высочайших вершин мира. Кроме того, как спортсмен я выполнил программу восхождений на высочайшие вершины мира – четырнадцать выше 8000 метров.

  • copyright © http://urubko.blogspot.com/